Через два года Арчын Баданов выйдет из стен Красноярского художественного института профессиональным скульптором. Этот факт особенно важен вот по какой причине – художников у нас много, а скульпторов в республиканском отделении СХ России всего трое. Имена Анатолия Гурьянова, Павла Богомолова и Владислава Хромова всем прекрасно известны благодаря их талантливым произведениям, и теперь можно надеяться, что Арчын Баданов откроет свои, и только свои, двери в непростом жанре монументальной скульптуры, где пространство, объем, цельность видения и чуткость рук обязаны подчиняться эстетическому чутью мастера. Трудов впереди много. Глина, гипс, песок, лед – работа с этими материалами учит Арчына быть терпеливым и аккуратным, точным и осторожным. Что же дальше? Все та же основа для ваяния, только со временем образные превращения будут наполнены еще большей жизнью и красотой… 

 

- Арчын, относительно недавно в ДХШ открыли мемориальную доску, на которой запечатлен образ художника В. Н. Костина, чье имя школа носит ныне. Вы – автор памятной доски. Расскажите об этой работе. 

- После окончания новоалтайского государственного художественного училища я преподавал какое-то время в ДХШ, еще при жизни Вячеслава Николаевича Костина. Как педагог он для меня был авторитетным человеком, к его советам я всегда прислушивался, и общаться с ним было очень интересно… 

Когда задумался в прошлом году над мемориальной доской, посвященной В. Н. Костину, то очень долго искал выразительную композицию. Сделал немало эскизов, чтобы найти лаконичный символ. В итоге пришел к силуэту круглой палитры, посоветовавшись с действующим скульптором, профессором кафедры скульптуры Красноярского государственного художественного института Александром Евгеньевичем Ткачуком и директором художественной школы Наталией Николаевной Романенко. Для меня важно было гармонично и профессионально выполнить рельеф портрета художника, и все это связать в одну композицию с символичным предметом живописи, палитрой. Рельеф лепился из глины, а после отливался в твердом материале из эпоксидной смолы. 

 

- Вы учились в этой художественной школе? 

- Да. Моим главным наставником в стенах ДХШ был Вячеслав Сергеевич Торбоков – у него я много чему научился, и, по сути, он и направил меня в художественное училище. Нет, он не говорил настойчиво своим воспитанникам о радужных перспективах профессии художника и даже, наоборот, утверждал, что художником быть трудно. Когда же я сказал ему, что буду поступать в училище, он с энтузиазмом стал со мной заниматься. Так, за неделею подготовки я, наверное, узнал больше, чем за четыре года обучения в школе – такой интенсивной она была. В тот год я поступил на факультет графического дизайна новоалтайского художественного училища, так как не прошел на факультет живописи. 

Надо заметить, что в то время я вовсе не собирался становиться скульптором. И когда окончил училище, тоже не имел такого желания. Это произошло, когда я приехал поступать в Красноярский художественный институт на графическое отделение и побывал в мастерских, увидел скульптуру. Решение было принято за ночь, утром я переписал заявление, хотя был риск – ведь я не готовился по этому направлению. И сегодня я очень рад, что случилось именно так. Меня даже не смутило, что все-таки в тот год я не поступил с первого раза из-за экзамена по литературе. Я вернулся домой и поработал год в художественной школе, параллельно готовился снова к поступлению. И в четырнадцатом году благополучно стал студентом Красноярского художественного института. В нашей группе было пять человек из разных регионов. Предмет скульптуры первый и второй курс вел Руслан Викторович Сосновский – мастер, работы которого в Сибири многие хорошо знают по активной выставочной деятельности. На третьем курсе я попал в мастерскую монументальной скульптуры к профессору Александру Евгеньевичу Ткачуку, который является автором многих скульптур в Красноярске. Доцент Евгения Николаевна Дружинина тоже мой педагог, и она мне она близка мне по

духу. Судьба подарила мне замечательных педагогов. 

 

- Направление монументальной скульптуры – ваш выбор? 

- Нас распределяли исходя из нашей изобразительной «заданности» и способностей. Мечтаю создать что-то большое и серьезное. Если научишься лепить монументальную скульптуру, то и меньшей по размеру легко можно заниматься. 

Вообще мне очень повезло, что изначально я попал в нашу группу, которая объединила ребят после училищ и службы в армии. Все настроены на учебу и работу серьезно. Преподаватели настойчиво направляют нас, чтобы мы, выйдя из стен института, обязательно остались в профессии и были конкурентно-способными профессионалами. Мы сообща участвуем в каких-то проектах и конкурсах, и все параллельно работают. 

- Вы уже вспоминали те самые слова Вячеслава Сергеевича Торбокова, что быть художником трудно? 

- Я соглашусь с этим. Главная трудность в творчестве – проходить некие временные этапы ощущения, что ты стоишь на одном месте. Важна динамика, активность. Если этого нет, возникает много вопросов внутри. 

 

- С какими-то «неакадемическими» материалами приходилось работать? 

- Два года назад, после первого курса, я участвовал в фестивале песчаных скульптур в Красноярске. Он был посвящен Году литературы, и я разработал эскиз по теме алтайского фольклора. Композиция объединила некоторые знаковые алтайские образы. Центральное место занимал кайчы, рядом – Кезер-Таш, изображения богатырей завершали общую картину. Для работы был предоставлен тромбованный в коробках песок. Участников был много, большинство работали группами. Я решил взяться за мою песчаную скульптуру в одиночку, чтобы идея не была нарушена. В начале процесса сделал ошибку, сразу убрав каркас. Пришлось выслушать критику организатора проекта, опытного скульптора Александра Зайцева, водружать каркас на место. Работа объемная – недаром все творили командами. Под гнетом замечаний я был готов развернуться и уйти, на что Александр Анатольевич ответил мне: «Если ты сейчас уйдешь, то потеряешь возможность нового опыта. Чтобы что-то узнать, нужно начать с этим работать, не надо бояться…» Меня это остановило. Я стал потихоньку резать свою композицию. На этом фестивале я, действительно, многое узнал, а общение со скульпторами было очень интересным. 

 

Те же организаторы в начале этого года затеяли проект «Волшебный лед Сибири». Мы с другом поучаствовали, делали одну композицию. Лед – сказочный, волшебный материал. Несмотря на хрупкость, он дает возможность добиваться чудесных эффектов. Материалы, с которыми работает скульптор, по моему наблюдению, воспитывают в характере терпение, аккуратность. В жизни эти качества очень помогают. 

 

- Расскажите о скульптуре на плоскости, которую вы также осваиваете, судя по фото ваших работ… 

- Один из барельефов я делаю на тему некой сказки, услышанной от бабушки-соседки. Эта удивительная бабушка бесконечно рассказывала ребятишкам всякие легенды и истории. Я запомнил один сюжет, в котором богатырь отправляется за синим быком, олицетворяющим дух озера. Сейчас как раз работаю над этой композицией. 

Мне очень нравится, что на кафедре нашего института нас ни в чем не ограничивают – дают знания и… свободу самовыражения. Поэтому есть возможность настоящего творчества, и работа всегда мне приносит большое удовольствие. 

 

- Вас вдохновляют какие-то известные мировые имена мастеров скульптуры? 

- Конечно, вдохновляют, но не менее интересны оригинальные работы малоизвестных скульпторов. Их много, и всех не перечислить. Что касается наших республиканских мастеров, то нравятся скульптуры Павла Богомолова и Галины Махринской, правда, большинство из них я увидел только в книге-альбоме об их творчестве «Одна судьба». Вживую помню скульптуру «Аленушка и Ырысту» и бюст сказителя Николая Улагашева, исполненные П. Богомоловым. Все это – в камне. Я пробовал работать с камнем, это очень трудно. 

 

- Вид вашей песчаной композиции напомнил мне об идее Вячеслава Николаевича Костина, который очень ратовал за то, чтобы Горно-Алтайск приобрел свой неповторимый колорит благодаря этно-стилистической скульптуре. У вас есть задумки, которые бы вы могли

воплотить в нашей городской среде? 

- Я уже думал об этом, и в этом направлении решений может быть множество. Конечно же, профессионально я настроен на свой город, учусь, чтобы непременно возвратиться на Алтай, и быть полезным ему. Думаю, гости города, действительно, должны ощущать определенную культурную ауру нашей столицы республики, и жанр скульптуры способен помочь этому. 

 

Екатерина Баженова. 

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 300 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 300 символов
правилами и условиями.
  • Комментарии не найдены